?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Солоно и сольно

У нее было правило — не доверять тем,
Кто собой заслоняет свет.
И я снял с нее платье,
А под платьем — бронежилет.



«Какого черта ты тут делаешь?!», — спрашивает Катя, работающая в «Сидрерии». Синие волосы, огромные от удивления глаза и искренняя улыбка, которую ей не спрятать, как ни пытайся. Она и не пытается, идет обнимать. Котик.

Честно слово, я не знаю, какого черта я делаю тут. Тут — это не только «Сидрерии» касается, а еще и Санкт-Петербурга. Не будем углубляться дальше. Хотя да, действительно, что я, блин, делаю? Ну, кроме того, что пью восхитительный солоноватый сидр и жду внезапных молодоженов, периодически перекидываясь фразами с Катей.

Наверное стоило вот так внезапно сорваться ради пары моментов. Таких, что отблеском платины лягут на мою бедовую память. Так, что не забыть, не потерять, не упустить.

***

Соленый ветер, дующий со стороны ледяного залива, приятно щекочет ноздри. Salty dog слегка обжигает язык, охмеляя рассудок. Впрочем, я не уверена, остался ли он еще к тому моменту. Солнце дразнится, лучами танцуя по незащищенной радужке глаз, замерзшему грязному песку, одиноким камням, голым деревьям. От света можно спрятаться, лишь остановив свой внимательный (хотя кто-то считает его презрительным) взгляд на черных волосах, что развиваются на этом по-весеннему беспокойном ветру.

Даже в Дацане светлее обычного, когда кто-то внезапно решает нарушить чужие мантры-сутры-молитвы-медитации. А я просто смотрю на золотистого Будду, кручу деревянные валики и перебираю рис. Искусственный неприятный свет и не менее неприятный голос наглого экскурсовода разобьются о «выполненные по эскизам Николая Рериха» витражи, тем самым выгоняя скорее на улицу.

А улица, в свою очередь, доведет до убогой закусочной, где в ожидании самого странного фалафеля можно послушать I want to break free за 30 рублей. И после запойные дороги Петербурга закружат в праздничной ночи со вкусом томатных, грибных, хлебных и мандариновых (какая пошлость!) настоек.

Слова запутаются и забудутся. Кроме «мы так похожи», когда одновременно развяжутся шнурки, и мы с Аней опустимся на колено их завязать. Тут репетиции не нужны, в отличие от гитары на кухне, на которой не вышло еще одних Снайперов. Благо, что всегда найдется герой, пусть и из британского сериала, который обладает мастерством импровизации.

Ансамбль «Козья морда» подарил весь репертуар Петербургу и с похмельными, но в целом счастливыми лицами возвращается в Москву. Мне же остался кришнаитский обед среди голых стен (настолько голых, что даже обои отсутствуют) с видом на верфи. Это все эмоции-воля-физика-логика, говорит Леся.


***
Остался один, один на один,
Тебя не победят.

Это город герой-Ленинград